Главный редактор Colta.ru: медиа в России уже давно не бизнес

Февраль 12, 2016 • Бизнес-модели • by

Surian Soosay / Flickr CC

Surian Soosay / Flickr CC

Культурный интернет-портал Colta.ru — одно из немногих независимых российских СМИ — был запущен в 2012 году на базе закрытого проекта Оpenspace.ru его бывшей командой. Сейчас издание финансируется лишь за счет читательских пожертвований или помощи членов Попечительского совета, в числе которых медиаменеджер Демьян Кудрявцев, главред издательского дома «Новое литературное обозрение» Ирина Прохорова, продюсер Александр Роднянский и другие. О том, как Colta.ru удалось сохранить свой стиль и независимость в условиях экономического кризиса и политического давления Европейской обсерватории журналистики рассказала главный редактор издания Мария Степанова. Беседовала Наталья Попова.

Colta.ru существует уже три года. Что изменилось в формате издания за это время? Какой планировалась Colta.ru и какой стала?

— По сравнению с Оpenspace.ru, закрытие которого было для нас полной неожиданностью, концепция изменилась несильно: мы и не имели в виду сделать другое издание. Нам просто хотелось продолжать. Ни аудиторные показатели, ни общее читательское ощущение не предвещали каких-либо перемен, кроме перемен к лучшему. У Оpenspace.ru была месячная аудитория в 800 тысяч уникальных пользователей, что для весны 2012 года впечатляющая цифра, особенно если учесть специфическую нишу, в которой он работал, и работает теперь Colta.ru.

Все эти годы мы пытаемся усидеть на двух стульях, с одной стороны — культурная журналистика, с другой – социальная. И свою задачу видим в создании этого «общего поля» для разговора, ведь невозможно говорить о культуре в отрыве от общества, так, будто она существует на каком-то отдельном хрустальном подносе. Разговор о культуре — это всегда разговор о социуме и его проблемах.

Openspaсe.ru задумывался как исключительно культурный проект. В докризисном 2008-м казалось, что культура и искусство могут быть не только предметом разговора, но и объектом инвестиций. Это было классическое интернет-издание, с набором рубрик: театр, кино, литература, музыка и т.д. Практически сразу мы добавили раздел, по-прежнему важный и для Colta.ru – «Медиа». В то время разговор о медиа шел исключительно в русле деловой журналистики и велся на языке цифр и экономических показателей типа EBITDA. Говорить о медиа как о культурном феномене, который нуждается в изучении, делать интервью с людьми, которые формировали историю русских медиа в 70-х, 80-х и 90-х, начали в свое время мы, и эта логика до сих пор работает, и не только для нас.

С началом событий в Осетии (август 2008 года — прим.ред.), стало понятно, что о происходящем необходимо говорить, оно нуждается в осмыслении, но на сайте нет пространства для подобных тем. Так появился раздел «Общество». Этот раздел для нас страшно важен, редактирует его замечательный журналист Михаил Ратгауз. Собственно, с тех пор наш проект, существует вокруг этой темы, этого социального нерва. Да, мы преимущественно культурный сайт, но эта культура, если так можно выразиться, «социально ангажированная».

Возвращаясь к истории запуска Colta.ru, в 2012-м, нашей основной задачей было сохранить сайт и команду, выжить, а не придумать что-то новое. Хотя это оказалось неизбежным, «что-то новое» придумывалось само собой уже на ходу.

Colta.ru запустилась сначала в режиме блога на движке blogspot, и помогли нам в этом читатели и друзья: сделали сайту дизайн, программирование, собрали денег. В итоге мы смогли открыться уже через две недели после закрытия. Стартовали в «микрорежиме», вместо стандартных 10-12 обновлений в день, выходило 3-4 статьи. Это диктовало другие условия, другую поэтику и форматы. Какое-то время мы делали своего рода тематический журнал, каждый день выбирая ту или иную острую тему, например, день, посвященный Pussy Riot или ЛГБТ-культуре. Но мы не мыслили себя как блог, сайт был задуман под другие объемы, другой тематический охват — поэтому когда появилась возможность вернуться к нашему основному формату, мы сделали это не без радости.

А сколько человек регулярно трудятся над изданием?

— В редакции сейчас 14 человек. И очень много — больше шестисот — авторов, которые пишут для нас, но не постоянно.

Расскажите об опыте краудфандинга. Вы были первым российским изданием, которое воспользовалось этим методом поиска финансирования. В чем были сложности его использования на российском рынке?

— Сложностей, как ни странно, было не много. Мы довольно быстро пришли к решению попробовать эту модель, но в начале не совсем понимали, как все это делается, куда бежать, к кому обратиться. Встречались с разными людьми, а затем познакомились с ребятами, запустившими российский проект Planeta.ru, и мы были у них первым опытом в сфере медиа. Сейчас этот проект, не без нашего участия в том числе, развился в важнейший сайт: главный в стране по части краудфандинга.

В момент запуска первой кампании мы не умели ничего. Было совершенно непонятно, как привлечь внимание. Мы решили записать видеоролик, при этом никаких технических возможностей для этого у нас не было: снимали на телефон, посадили меня где-то на бульваре, на траве, и я что-то выкрикивала, зазывала людей приходить-помогать.

Реакция людей оказалась потрясающей. За две недели мы собрали 700 тысяч рублей, для России это очень много. Безусловно, если сравнивать с США, где эта модель работает дольше, и там люди за сутки могут собрать сотни тысяч долларов, это капля в море, но тем не менее. Нужно учитывать разницу аудиторий. Американские читатели вовлечены в работу медиа и чувствуют себя морально обязанными поддерживать СМИ. В российском обществе число людей, интересующихся тем, что происходит в независимых медиа очень малó, и эти люди, мягко говоря, ограничены в средствах.

К тому же, идея краудфандинга хорошо работает в момент первого прецедента или разовой кампании, когда помощь нужна немедленно, а сбор имеет начало и конец. Например, собрав деньги на съемки фильма, вы в итоге можете предъявить результат, фильм. В условиях постоянно работающего медиа это сложнее. Со временем острота сочувствия притупляется, издание продолжает выходить, и кто-то начинает думать «теперь и без меня обойдутся».

Ситуация в российских СМИ сейчас драматическая, независимые медиа можно пересчитать по пальцам одной руки. Когда все поголовно нуждаются в деньгах, в этой конкурентной борьбе проигрывают все, поток человеческой помощи «мелеет».

В российских медиа кризис продолжается последние несколько лет. Как сейчас осуществляется финансирование издание?

— У нас нет инвесторов, нет единого спонсора, который мог бы контролировать наше издание, нет этой «внешней стороны» — ни человека, ни институции — от которых бы полностью зависело выживание сайта. Я имею ввиду идею существования редакции как единственного гаранта независимости издания. Никто не может на нас надавить, никто не может сказать: пишите то или это.

Colta.ru сейчас единственное российское СМИ, которое существует только на разного рода краудфандинге. У нас нет рекламного отдела, хотя у нас есть баннерные места на сайте, и мы периодически делаем партнерские рекламные проекты. Сейчас у «Кольты» три основных источника дохода. Это так называемый «пользовательский краудфандинг», у нас осталась страница на Planeta.ru, через которую читатель может перечислить какую-то небольшую сумму.

Второй источник — попечительский совет, это люди, любимые и уважаемые редакцией и готовые участвовать в жизни сайта советами и более крупными суммами. Мы регулярно встречаемся, обсуждаем текущие проблемы и будущее сайта.

А вот с привлечением новых попечителей возникают проблемы. По понятным причинам, инвестирование в медиа становится в сегодняшней России весьма проблематичным. Для володинского ведомства (Администрация Президента РФ — прим. ред.) — однозначно, что человек, желающий финансово участвовать в медиа, имеет в виду участие в политической жизни. Даже если ты финансируешь модный журнал, это уже делает тебя «подозрительным лицом». Новые СМИ не открываются, бюджеты сокращаются, существующие СМИ передают из рук в руки как «горячие картофелины» и в итоге приземляются в руках прокремлевских бизнес-людей, которые покупают медиа не для того, чтобы инвестировать и получить доход, медиа уже давно не бизнес в России, а для того чтобы проявить лояльность. На этом фоне, конечно, привлечь новых людей к поддержке сайта очень сложно.

Плюс стараемся делать партнерские проекты, привлекая различные институции в России и за рубежом, в том числе Фонд Ельцина, Фонд Кудрина, Фонд Генриха Бёлля, швейцарский фонд Pro Helvetia и другие. Это позволяет реализовать интересные проекты, на которые нам не хватило бы собственных возможностей. Но эту часть нашей работы легко может омрачить история с антимедийными законами и с законом об «иностранных агентах».C медиа, говорящим о культуре, это сделать сложнее, но тем не менее, при желании объявить врагом можно кого угодно. Это тревожный контекст, но придется в нем работать.

Культура, как известно никогда не приносила много денег в СМИ, во времена кризиса первыми закрывают отделы культуры. Получается жить или выживать?

— Сейчас гораздо сложнее. У нас очень сильно снизился порог возможностей, а вместе с этим и чувство перспективы как-то размылось. Если в 2012-2013-м годах мы твердо понимали, что наберем финансирование на следующий год, то сейчас месяц за месяцем живем в режиме «лови момент». Я не могу сейчас ответить на вопрос, который так любят задавать потенциальные инвесторы, «какой вы видите «Кольту» через три года? Несмотря на огромное количество идей, я просто хочу через три года видеть «Кольту» существующей, и это главное.

— И все же планы есть.

— Да, и мы будем стараться их осуществить. Хотелось бы иметь раздел, который интересно и профессионально писал бы о происходящем в регионах. Но сейчас, к сожалению, не до новых историй, тем более такого масштаба. В следующем году мы хотим открыть, если получится, раздел, посвященный правам человека. Хотим сделать английскую и, быть может, немецкую версию сайта, хотя бы для того, чтобы разрушить это ощущение гомогенной пропутинской массы. Показать, что существуют не только монолитные 84% или 86%, которые думают и делают одно и то же, есть и другая Россия, и хотелось бы портрет этой «другой России» представить и внешней аудитории.

 

 

Print Friendly, PDF & Email

Теги:, , , ,

Send this to friend