Петербургская пресса: ощущение катастрофы

Апрель 27, 2016 • Наши новые статьи, Редакционный менеджмент, Этика и качество • by

Olga / Flickr CC

Olga / Flickr CC

Еженедельник «Час пик», который появился в 1990 году при поддержке Ленинградского союза журналистов, поначалу мне нравился: стильная модульная верстка, интересные материалы. Но потом он как-то быстро стал чахнуть. Вместо аналитики пошла «клубничка», а вскоре «Час пик» и вовсе кому-то продали. И вот, как мне рассказывали очевидцы, в один «прекрасный» день, кажется, 1996 года в редакцию пришел мальчонка, представился: я, дескать, ваш новый редактор, и теперь мы начнем делать настоящую газету, а то, что вы делали прежде, – полная фигня!

Что ж, не забыть подшивки с новыми номерами. Это была уже не журналистика, а смрадная лужа, в которой ее утопили. На полосах – нагромождение покореженных в авариях автомобилей, изувеченные тела и прочие «прелести». Такая газета, конечно, была обречена и сгинула очень быстро в пучине малиново-пиджачных лет.

К чему я это вспомнил? Да к тому, что именно в то время упомянутый петербургский еженедельник был приобретен начинающим медиамагнатом из Ульяновска Арамом Ашотовичем Габреляновым. Именно он и прислал нового редактора. Вот ведь как! Уже тогда Габрелянов тянулся к невским берегам, не давала ему покоя культурная столица. Но как-то, видимо, не заладилось у него в то время в нашем Петрополе, более притягательной оказалась Москва, куда медиамагнат и перебрался. Пожалуй, это не было спасением для петербургской журналистики – просто она получила некоторую передышку. Но воспользоваться ей, к сожалению, не смогла. Петербургским журналистам, прежде всего представителям топ-менеджмента, не хватило творческой энергии, настойчивости и элементарного профессионализма. Конечно, времена были отнюдь не простые, надо было подсуетиться, поискать спонсоров. Тогда это было намного проще, чем сейчас: помню, редактируя научно-профессиональный альманах журналистов «Невский наблюдатель», я без особого труда находил средства для его издания.

К 90-м годам в нашем городе сформировалась достаточно жизнеспособная и эффективная система региональной печати. Но она стала быстро разрушаться. Тиражи катастрофически падали, сильные журналисты начали покидать редакции. Пожалуй, только в «Санкт-Петербургских ведомостях», частично – в «Деловом Петербурге» и «Невском времени», а также в дайджесте «24 часа» оставались пишущие профессионалы. Но бренды еще представляли для медиабизнеса некоторый интерес, скорее политический, и «Балтийская медиа-группа» («БМГ») стала агрессивно скупать петербургскую прессу. В состав нового медиахолдинга вошли «Смена», «Невское время», «Вечерний Петербург», восстановили газету «Вечернее время», которую еще до революции издавал Борис Суворин. Тогда это был удачный опыт издания ежедневной вечерней газеты, а вот журналисты из «БМГ» заведомо обрекли проект на провал: стали выпускать вечерний еженедельник. Глупая затея. Мне как читателю совершенно все равно, в какое время суток выходит газета, если это происходит раз в неделю.

Коллектив «Санкт-Петербургских ведомостей» устоял под натиском «БМГ», в открытом письме декларируя свою независимость. «Деловой Петербург» – газета шведская, на нее не стали покушаться. Дайджест «24 часа» принадлежит Олегу Петриченко, которого тоже оставили в покое. Таким образом, около десяти лет тому назад система печати трансформировалась в духе постмодернистских императивов. И на тот момент это был не худший вариант в силу того, что Олег Руднов, возглавлявший «БМГ», был далеко не случайный человек в журналистике, не относился равнодушно ни к ней, ни к своему родному городу. Но пресса оказалась в основном монополизированной, народившаяся система порочной, если не сказать – ублюдочной, и с кончиной Руднова медийный конгломерат стал разваливаться. На сцене опять появился Габрелянов, который будто бы ждал этого момента. А при чем здесь он? Да при том, что его холдинг «Ньюс Медиа» аффилирован с частным холдингом «Национальная медиа группа», в котором тот же Габрелянов является заместитель генерального директора и председателем совета директоров ОАО «Известия». «БМГ» всегда льнула к мощному общероссийскому медиахолдингу, а после смерти Руднова сожительство узаконили, и петербургскую медиагруппу возглавил Габрелянов.

А дальше все просто. Недолго думая московский медиамагнат прихлопнул петербургскую прессу, будто надоедливую обгадившуюся муху… «Смена», «Вечерний Петербург» и «Невское время» приказали долго жить. Это было невероятно! Но это случилось, и ответ на вопрос «Почему?», я думаю, лежит на поверхности. Петербургские газеты, скажем прямо, уже не были похожи на резвых курочек, несущих золотые яйца. С одной стороны, реанимировать их – дело недешевое, а с другой стороны, они, как бы то ни было, все-таки составили бы конкуренцию газете «Метро – Петербург». А она – как раз одна из самых любимых «курочек» «Национальной медиа группы», которой принадлежит 100% капитала этого издания. На сайте медиахолдинга подчеркивается: газета «Метро – Петербург» – «лидер печатных СМИ в Санкт-Петербурге. Ежедневный тираж более 300 тыс. экземпляров. 80% тиража бесплатно распространяется в метрополитене в пик интенсивности пассажиропотока целевой аудитории… Ее читают преимущественно молодые и активные жители города». Оставим за скобками непогрешимость содержания данной цитаты, но вывод сделаем.

Габрелянов – не какой-нибудь там злой гений. Он просто из тех, кого интересует исключительно финансовый результат любой затеи. Вчера он создал таблоид для дебилов «Жизнь», сегодня прибил петербургскую прессу, а завтра, может быть, возглавит научное издание, если наше правительство начнет вдруг финансировать науку. Это герой нашего времени, которого на нашу беду судьбой занесло в Петербург. Это хозяин жизни, настоящий Геракл, который войдет в историю, имя которого станет нарицательным.

Мне довелось в прошлом работать в «Смене» и «Вечернем Ленинграде», изредка писал для «Невского времени». Помню последнюю случайную встречу в метро с Юрием Михайловичем Кирилловым, первым редактором этой газеты. Короткую и очень теплую встречу, прощальную… Он прихрамывал, тяжело болел… Это о нем сказали: «С ним было просто и хорошо».

Мы потеряли больше, чем просто газеты. С болью говорил Владимир Осинский в беседе с Всеволодом Богдановым, председателем Союза журналистов России, о тягостном – да что там тягостном, катастрофическом – положении нашей журналистики («Петербургский публицист»). И до сих пор не могу понять, как легко и быстро примирились петербуржцы с потерей газет… Ведь это не просто газеты. Это часть нашей жизни.

Print Friendly, PDF & Email

Теги:, , , , , ,

Send this to friend