«Газетная утка» в собственном соку

Февраль 13, 2017 • Медиа и политика, Наши новые статьи, Области журналистики, Этика и качество • by

Source: Didit Putra / Flickr CC: Alien Sighting — HOAX (License terms: https://creativecommons.org/licenses/by/2.0/)

В августе 1835 года Нью-Йоркское издание «The Sun» опубликовало сенсационную статью, сообщившую благородной публике, что на Луне обнаружена жизнь, а точнее целая цивилизация. В историю этот курьез вошёл под названием «Большого лунного надувательства» и даже заслужил пространное описание в Википедии. Казалось бы, с первой половины XIX века человечество утратило подобную наивность, но так ли это? В контексте современной политической ситуации проблема новостей-фальшивок стоит как никогда остро.

Правду, только правду

Медиа-война последних лет подарила будущим исследователям множество примеров того, что можно с полным правом назвать ложью, «уткой», полуправдой. Вот только «шутливый» тон подобных публикаций давно испарился. Войны на Украине и в Сирии разделили СМИ во всем мире на два противоборствующих лагеря, обвиняющих друг друга во лжи. И, увы, подобные обвинения оказываются в итоге правомерными с обеих сторон.

История «распятого в Славянске мальчика», рассказанная в 2014 году Первым каналом, наиболее показательный из примеров. Опровержение последовало довольно быстро, журналисты попытались «оправдаться» отсутствием возможности проверить информацию.

Эта и подобные ей истории не могли не сказаться на доверии к СМИ, и в ноябре 2015 года, согласно опросу Левада-центра, доверие зрителей к телевидению упало до рекордных 41%. К концу прошлого 2016 года ситуация немного выровнялась, и телевидению вновь доверяют около 59%, согласно июльскому исследованию того же Левада-центра, к слову, не так давно внесенного в реестр иностранных агентов, так что более свежего соцопроса, возможно, уже не предвидится.

Но можно ли говорить, что такое падение есть лишь российское явление, связанное с давлением на СМИ, запретами и пропагандой? Проведенные осенью 2015 года в благополучной Германии опросы показывали, что лишь 46% респондентов доверяли прессе, против 49% отвечавших обратное.

Довольно интересное сравнение, учитывая разницу в уровне свободы прессы: Германия занимает 16-ю строчку текущего рейтинга «Репортеров без границ», тогда как Россия лишь 148-ю. Диктатурам характерен высокий уровень доверия к СМИ и власти, в то время как демократии часто демонстрируют обратный эффект, констатируют эксперты, и это может отчасти объяснить цифры исследований (те же вернувшиеся бумерангом 59%), но не упрощаем ли мы ситуацию?

Медиа-ландшафты России и Германии похожи лишь отчасти – например, в сохраняющем большое влияние телевидении. Однако, в то время как печатная пресса в Германии продолжает удерживать позиции, в России она уже давно пала под натиском новых технологий.

Оцифровка доверия

В опросах Левада-центра прослеживается еще одна интересная тенденция. Телевидение, оставаясь лидером по уровню доверия, постепенно сдает свои позиции – 79% опрошенных в 2009 году превратились в 41% в 2015-м, и вновь выросли в 2016-м до 59%. По печатным СМИ в России давно пора отслужить панихиду, и их 1-2% уровня доверия, похоже, можно уже списать на статистическую погрешность.

Тем временем Интернет-СМИ и соцсети медленно, но верно продолжают захватывать массы. Уровень доверия к Интернет-СМИ вырос с 7% в 2009-м до 20% в 2016-м, а соцсетям как источнику информации в 2016 году стали доверять 12%, против 4% семь лет назад.

Сравнительно свежее исследование коммуникационного агентства Edelman (Edelman-Trustbarometer) проведенное в январе 2016 года демонстрирует в Германии аналогичный тренд. В то время как классические СМИ теряют доверие читателей, издания, существующие лишь в сети, набирают его. По сравнению с 2012 годом рост составил 16% и, по оценке Edelman, число опрошенных, больше доверяющих онлайн-СМИ, чем традиционным изданиям, составило 46%.

Связано ли происходящее с уровнем развития и доступностью технологий? Да, напрямую. Но вновь сравнение двух стран покажет большие отличия в этой области. Интернет в России дешевле, быстрее, и отчасти доступнее. За счет большего развития оптоволоконной сети безлимитный домашний и мобильный интернет в крупных российских городах почти в два раза дешевле, чем в Германии, где доступ до сих пор лимитирован. А ограничения в доступе к тем или иным сайтам умеют обходить в России практически все, так называемые, опытные пользователи.

В Германии, население которой «взрослее» и «старомоднее», больше ограничений в сети. Даже не касаясь СМИ напрямую они ограничивают условную простоту использования технологий. Общества двух стран воспринимают технологии тоже по-разному. Для немецкого общества характерен своего рода «страх» перед технологиями и тем, как они нарушают приватность жизни, в России же подобный страх чаще вызывает снисходительную улыбку.

И даже при всех этих различиях в экономике и менталитете, тренд увеличения доверия к Интернет-медиа в обеих странах заметен даже «невооруженным статистикой» взглядом.

Сеть манипуляций

После победы Дональда Трампа на выборах в США, автор российского Forbes Станислав Куприянов проанализировал составляющие этой победы и ее влияние на будущее медиа. Среди прочего он назвал онлайн-продвижение, как один из ключевых пунктов победы: «потратив на рекламу в четыре раза меньше, чем Хиллари Клинтон ($68 млн против $237 млн), Дональд Трамп вкладывался в digital-продвижение в четыре раза энергичнее».

В ноябре 2016-го Washington Post опубликовало интервью с неким Полом Хорнером (Paul Horner), названным изданием «импресарио фальшивых новостей в Facebook», и обсудило с ним вероятность того, что его фальшивки могли помочь Трампу победить.

Чуть ранее в ноябре Марк Цукерберг опубликовал пост о беспрецедентном числе фальшивых публикаций в сети Facebook. По его словам, до 99% контента может быть полностью или частично лживым, и с настоящего момента Facebook будет учиться различать фальшивые и правдивые публикации. Вслед за ним и Google объявил об ужесточении контроля за фальшивыми новостями.

Сыграли ли технологии ключевую роль в распространении фальшивок и формировании доверия к ним? Как известно, люди верят лишь в то, во что хотят верить.

В качестве примера хотелось бы вспомнить радио-спектакль «Война миров», поставленный Орсоном Уэллсом в 1938 году. Режиссерская задумка стилизовать постановку под новостной репортаж сыграла с авторами злую шутку – американцы поверили в нападение марсиан и ударились в панику.

Что сыграло здесь большую роль: талант режиссера, сумевшего добавить правдоподобности истории своего тезки Герберта Уэллса? Радио как технология, позволяющая достичь большей аудитории? Или общие панические настроения в обществе накануне Второй мировой войны?

Вычислить фальшивку

Еще одной живописной иллюстрацией к теме фальшивок в интернете можно считать, так называемый «массачусетский эксперимент». Пару лет назад в российских соцсетях (Одноклассники, В Контакте, русский сегмент Facebook) начала гулять история об ученом Джеймсе Роджерсе, в 1965 году приговоренном к смертной казни за якобы разработанную им методику лечения психически больных абсолютной верой в их манию. Суд счел Роджерса шарлатаном и приговорил к высшей мере, однако годы спустя Массачусетский университет, где якобы работал ученый, подтвердил правоту его теории. Для правдоподобности пост сопровождается фотографией безвременно почившего гения.

При ближайшем рассмотрении оказывается, что упоминаний о массачусетском эксперименте не встречается нигде кроме соцсетей и не существует на других языках кроме русского, а на фотографии грустит никто иной как молодой Хантер Томпсон, легендарный гонзо-журналист, автор «Страха и ненависти в Лас-Вегасе».

Сейчас опровержения этой заметки можно найти, пожалуй, столь же часто, как и ее саму, а вот выявить первоисточник – задача не из легких.

Борьба с фальшивой информацией в сети начинает набирать обороты, но пока лишь на словах. Facebook и Google уже сделали программные заявления о намерении ужесточить проверку ссылок в выдаче. Тем временем политики из правительственной коалиции ФРГ (SPD и CDU) накануне выборов предложили ввести ответственность за распространение и публикацию ложной информации во избежание манипуляций общественным мнением.

Вопрос теперь в том, кто и как будет различать правду и ложь? Алгоритмы поисковых машин? Специально обученные люди?

В России уже принят подобный закон, прозванный СМИ «законом о праве на забвение». Его декларируемая цель ничуть не хуже предложения немецких властей – позволять людям по решению суда удалять из сети клевету и ложную информацию о себе. Общественность же восприняла это нововведение обратным образом: как попытку близких к власти криминальных элементов скрыть свои преступления.

Любая монета имеет две стороны, а любая правда может оказаться ложью, как и любая ложь – правдой, что не раз доказывала история человечества. Возможно ли избежать манипуляций благодаря запретам и ограничениям? Вряд ли. Но едва ли это остановит политиков взять под контроль «коллективное бессознательное», называемое нами Сетью.

Фотография: Didit Putra / Flickr CC: Alien Sighting — HOAX (License terms: https://creativecommons.org/licenses/by/2.0/)

Print Friendly, PDF & Email

Теги:, , , , , , , , , , ,

Send this to friend