Мультимедийные репортажи: «Снегопад» как новая волна литературной журналистики

Июнь 17, 2016 • Наши новые статьи, Новые медиа, Области журналистики • by

Source: George Alexander Ishida Newman / Flickr CC: April Snow (Licence terms: https://creativecommons.org/licenses/by-nd/2.0/)

Source: George Alexander Ishida Newman / Flickr CC: April Snow (Licence terms: https://creativecommons.org/licenses/by-nd/2.0/)

«Снегопад» – англ. «Snow Fall» – мультимедийный репортаж о снежной буре в штате Вашингтон, опубликованный The New York Times, в 2013 году выиграл Пулитцеровскую премию и породил целую лавину последователей. Проект был немедленно провозглашен инновационным стилем журналистики, объединяющим мультимедийные элементы с захватывающим по своей стилистики повествованием. В результате, многие ведущие СМИ и онлайн-издания начали публиковать похожие работы. Можно ли считать мультимедийный репортаж действительно инновационным типом медиа-продукции, или это лишь переосмысление старой манеры литературной журналистики? И есть ли в подобных текстах место объективности и нейтралитету?

Использование литературных техник в СМИ для привлечения аудитории и создания эмоциональной вовлеченности читателей не ново. Такой подход был использован множество раз в истории журналистики: использованные методики, безусловно, различались, но цели были аналогичны.

В XVIII столетии литературные приемы не раз использовались журналистами при создании привлекательного для читателя нарратива, манеры повествования. Живописные языковые конструкции, описания персонажей или пейзажей, все это, пробуждавшее в памяти читателя определенный ряд воспоминаний, было общим местом в любой истории: будь то военные действия или повседневная, будничная жизнь. Еще одну подобную волну литературная журналистика пережила в 1930-40-х годах, что подтверждают книги и журналы той поры. Следующий взлет пришелся на 1960-е: к этому периоду относятся работы Джоан Дидон (Joan Didion), Гая Талеса (Gay Talese) и Хантера Томпсона (Hunter S. Thompson). В качестве примеров новейшего времени можно привести «Падение черного ястреба» (Blackhawk Down), опубликованное в Philadephia Inquirer в 2007 году и «Огненный шторм» (Firestorm) в The Guardian в 2013-м.

Литературную журналистику как направление отличает прежде всего «голос автора», заметный на протяжении всего повествования. Это дает большой эффект благодаря стилистике подобных текстов, близких скорее литературе или беллетристике нежели новостным заметкам. Тексты, относящиеся к таким направлениям, как литературная журналистика (Literary journalism), журналистские расследования (investigative stories) и «журналистика погружения» (immersion journalism), можно охарактеризовать как длинные и глубокие. Но именно благодаря развитию цифровых технологий, для визуализации данных литературные приемы теперь можно комбинировать с элементами медиа: видео, аудио, анимацией, картами или интерактивной инфографикой.

Однако наибольший эффект присутствия технические средства дают именно в формате сторителлинг-проекта (storytelling), позволяя читателям следовать за повествованием в тексте или на видео. Поведение пользователя при просмотре такого проекта несколько отличается от потребления обычного онлайн-контента, характеризующегося фрагментарностью и обобщениями. Попытку установить, являются ли такие репортажи действительно инновационными, предприняла команда профессоров журналистики Кентского государственного университета (Огайо, США). Исследование под названием «Цифровая анимация литературной журналистики» анализирует 50 примеров мультимедийных продуктов, опубликованных в 2013-2014 годах в четырех странах: США, Великобритания, Австралия и Канада.

Исследователи выделяют 4 основных аспекта литературной журналистики. Первый – пошаговое конструирование повествования (scene-by-scene construction), когда рассказ о событии складывается из отдельных сцен, действий, деталей и, так называемых, «эмоциональных маячков». Второй – наличие диалогов, написанных в настоящем времени, что создает ощущение реальности рассказа. Третий – представление источников новостей (ньюсмейкеров) как персонажей истории. И, наконец, четвертый – создание драматического напряжения, удерживающего внимание читателя.

Ученые учли также влияние цифрового компонента, позиции автора (того, кто ведет это повествование) и формата подачи контента. Что касается последнего пункта, то большинство изданий использовало три основных типа формата: это горизонтальный скролл, простой проект в рамках одного окна и скролл с эффектом параллакса.

Результаты проделанной работы демонстрируют следующие явные тенденции: ключевой признак большинства мультимедийных продуктов – пошаговое повествование (scene-by-scene), постепенное раскрытие персонажа (character development) и эффект присутствия, создаваемый диалогами в настоящем времени и общим драматизмом повествования, последний признак присутствует в 84% изученных материалов. Почти все исследованные примеры использовали два из трех описанных приемов. Две трети проанализированных материалов использовали прием подачи информации от третьего лица. Что касается разновидностей контента, то большая часть делала упор на фото и тексты, а также видео. Что касается форматов проектов, то здесь ярко выраженных предпочтений исследователи не отмечают, хотя указывают, что большинство использовали скролл с эффектом параллакса.

Итоговый вывод исследования: использование передовых информационных технологий и методов действительно позволят говорить о новой волне литературной журналистики. Комбинация различных мультимедийных элементов и техник дает определенные преимущества и результаты. Цифровые компоненты не являются «дополнением» или «украшением» текста, а скорее создают новые смыслы, взаимодействуя друг с другом. Этим замечанием исследователи присоединяются к дискуссии о необходимости сочетания традиционных журналистских навыков и технических компетенций в профессии.

Кроме того, в своем исследовании авторы поднимают два важных вопроса. Первый касается реакции конечных пользователей и рисков, сопутствующих этому формату. Разумно предположить, что опыт взаимодействия пользователей с подобными интерфейсами может существенно различаться в разных возрастных, культурных и социально-экономических группах. По мнению авторов, это представляет дальнейший интерес для изучения приемов литературного повествования. Второй вопрос: не компрометируют ли подобные материалы нейтралитет, за который так борются современные СМИ? С одной стороны, приемы, используемые в таких проектах, позволяют упростить сложные для широкой аудитории темы. Литературный стиль, однако, увеличивает риск потери объективности при освещении фактов. Учитывая эти предпосылки, очевидной становится необходимость тщательно отбирать темы и истории, которые можно рассказать такими методами.

Перевод с английского: Наталья Попова; оригинал статьи здесь 

Print Friendly, PDF & Email

Теги:, , , ,

Send this to friend