Старые грабли фальшивых новостей

Март 30, 2018 • Медиа и политика, Наши новые статьи, Новые медиа, Последние, ПР и маркетинг, Этика и качество • by

Source: fortherock / Flickr CC: Disneyland – Fantasmic – Pinocchio. Disneyland – Fantasmic – Sept 2009 (License terms: https://creativecommons.org/licenses/by-sa/2.0/)

В последнее время в Латвии все больше говорят о борьбе с «фальшивыми новостями» и улучшении медийной грамотности. Президент Латвии уже провел два публичных обсуждения, посвященных фальшивым новостям, и преподал урок медиаграмотности учащимся 9-го класса Приекульской средней школы. Этот вопрос также обсуждался на конференции «Надежда журналистики – вручение наград за 2018 год» в Университете Туриба. На конференциях и в рабочих группах этой проблеме уделяется большое внимание, но что реально делает государство для того, чтобы фальшивые новости не влияли бы на нашу жизнь, в том числе на предстоящие выборы в Сейм, учитывая, что в Латвии только 40% респондентов признают, что способны отличить достоверную информацию от лживой?

Старое и новое определение фальшивых новостей

На самом деле фальшивые новости – очередной модный термин. Эта концепция не является чем-то новым: когда-то такие явления назывались просто ложью или слухами. Новым в этом деле является широкое распространение и использование ложных утверждений в таких разных областях, как пропаганда, связи с общественностью и реклама, чему особенно поспособствовало развитие виртуальных медиа-технологий, в частности – социальных сетей. Что такое фальшивые новости? Это новости, вводящие в заблуждение, следовательно, ложные или вещающие полуправду.

Три решения проблемы

В борьбе с фальшивыми новостями государство может использовать три подхода. Во-первых, применить юридическое, правовое решение. Например, Гражданский закон, принятый еще в 1937 году, определяет, что каждый человек имеет право требовать в суде отозвать сообщения, которые отрицательно влияют на его честь и достоинство, если распространитель таких сообщений не докажет, что они верны.

Возможности правового урегулирования в нынешнем контексте развития современных медиатехнологий, правда, весьма ограничены. Но потенциал правового решения при этом все равно недостаточно используется, о чем свидетельствуют недавние примеры законов и последующих за ними правовых шагов Соединенного Королевства, Германии и Соединенных Штатов Америки в отношении различных платформ социальных сетей, в частности Facebook, касающихся содержания, связанного с разжиганием ненависти, в том числе распространяемого с поддельных профилей. В Латвии этот вопрос недавно начал обсуждаться в Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (KNAB). Также латвийский министр иностранных дел касался данной проблемы во время своих визитов в Вашингтон и Брюссель.

Не заменять вторую древнейшую профессию первой

Второе возможное решение проблемы – профессиональная саморегуляция сферы коммуникации. Прежде всего, важно не выдавать за журналистику общественные отношения или рекламу, как это часто бывает в публикациях местных органов власти и в так называемых СМИ олигархов. Нужно не заменять вторую древнейшую профессию первой. В сферах отношений с общественностью и рекламы получателем услуги ведь выступает не само общество, а довольно узкая прослойка клиентов. Кроме того, местные органы власти часто занимаются пропагандой правящих политических сил, к тому же делая это за деньги налогоплательщиков.

Известно, что в Латвии нет явно доминирующей профессиональной журналистской культуры – каждое из объединений профессиональных журналистов (Латвийская Ассоциация журналистов и Латвийский Союз журналистов) опирается на собственный подход, при этом только у Латвийской Ассоциации журналистов действительно работает этический кодекс. Латвийская Ассоциация издателей прессы, в свою очередь, даже не в состоянии договориться о сборе и публикации данных касательно проданных тиражей – что говорить о других профессиональных стандартах?

Следовательно, разработка профессионального саморегулирования на национальном уровне является неотложной задачей, к выполнению которой уже даже побуждало само государство, полтора года назад разработав и приняв Основные положения политики СМИ.

Учителя вместо президента

Третий вариант решения проблемы – повышение уровня медиаграмотности. Здесь речь идет не столько о медиаполитике и медиапроизводителях, сколько о пользователях или потребителях информации. Самое главное – добиться, чтобы фальшивые новости не распространялись бы самими пользователями.

Медиаграмотность в качестве важнейшего навыка должна быть включена в обязательное образование на всех уровнях, и параллельно необходимо решить еще одну острую проблему – нехватку подготовленных учителей в данной сфере. Поскольку массовая коммуникация играет центральную роль в любой демократии – как с точки зрения политической воли, так и с точки зрения национальной культуры и самобытности – общественность имеет право ожидать, что Министерство культуры, ответственное за политику в области СМИ, поспособствует внедрению медиаграмотности в школах.

Медиаграмотность должна занимать центральное место в гражданском образовании, хотя первоначальный проект по необходимым компетенциям в сфере образования это по неизвестным причинам не предусматривает (см. также). Но, если не внедрять медиаграмотность, все так и останется лишь на уровне пустословия.

Оригинал статьи на латышском языке и в более подробном изложении находится здесь

Фотография: fortherock / Flickr CC: Disneyland – Fantasmic – Pinocchio. Disneyland – Fantasmic – Sept 2009 (License terms: https://creativecommons.org/licenses/by-sa/2.0/)

Print Friendly, PDF & Email

Теги:, , , , , , , , , ,

Send this to a friend