Ничтожная роль медиаграмотности в образовательном проекте «Школа 2030»

Февраль 12, 2018 • Медиа и политика, Наши новые статьи, Новые медиа, Этика и качество • by

Source: Jeff Peterson / Flickr CC: The face of engagement. Working from day one on building better cyber citizens… (License terms: https://creativecommons.org/licenses/by/2.0/)

Даже после агрессии России против Украины и аннексии Крыма в 2014 году Латвия осталась единственной среди стран Балтии (см. презентацию из Эстонии, сделанную еще 7 февраля 2014 года), где медиаграмотность практически не включена в общее образование.

При этом, казалось, что, следуя примеру развитых западных стран, наконец появился повсеместный консенсус, что как в медиаполитике, так и в медиаобразовании, медиаграмотность является одной из основных социальных и коммуникативных компетенций каждого человека.

Поэтому совершенно непонятно, почему латвийский проект по повышению компетенций в сфере образования не требует кардинальных улучшений в соответствующей области («Образование для современного общества: описание содержания и подхода к учебной программе», а также «Подход к содержанию учебной программы, основанный на компетенциях»). Он даже не признает медиаграмотность как понятие!

Конечно, это отчасти объясняется странной местной традицией рассуждать о медиа и коммуникациях, не приглашая поучаствовать в таких дискуссиях представителей коммуникационной науки (коммуникативистики), социологов и психологов в сфере СМИ, для которых коммуникация представляет собой научный интерес и предмет исследований. В любом случае, сужение медиаобразования до медийной дидактики, а медиаграмотности – до набора технических компетенций, давно не является правильным подходом.

Что медиа грамотность включает в себя как дисциплина?

Следует напомнить, что в западной науке имеется широкий консенсус в отношении того, что медиаобразование, а также медиаграмотность, неизбежно включают в себя науку о медиа, то есть знание о системе СМИ как об одной из пяти автономных подсистем общества, наряду с культурно-социальной, экономической, политической и правовой системами, каждая из которых является самостоятельным субъектом исследований для своей отрасли социальных наук (коммуникационная наука, социальная антропология / культурология, экономическая наука, политология, юриспруденция).

Кроме того, разумеется, выделение власти СМИ как важнейшего, отдельного явления также вытекает из принципа элементарного конституционно-демократического разделения властей и, в частности, это особенно касается общественных медиа, созданных государством. Следовательно, в школах недостаточно обучать только культуре и истории, и давать знания о политической, экономической и правовой системах – необходимо также обучать основам медиасистемы. Не говоря уже о том, что медиаграмотность, наряду с чисто техническими навыками, включает в себя также культурные, социальные и рефлексивные компетенции.

В свою очередь, обсуждаемый проект (стр. 8-9) необходимые навыки интерпретирует не как медиаграмотность, а использует куда более узкое понятие — «цифровые навыки». Понятие актуальное и модное, но не в контексте российской гибридной войны! Само собой разумеется, в результате такого подхода СМИ и общественная (социальная коммуникация) в целом, подвергаются технологическому детерминизму и выталкиваются на периферию учебного процесса. Не исключено, что это происходит потому, что в Латвии нет соответственно подготовленных учителей, в отличие от, например, Эстонии, где Тартуский университет имеет магистерскую программу в области медиаграмотности, на которой в основном обучаются учителя.

В содержании начальной и средней школ медиаграмотности нет в помине

Удивительно, но знания о СМИ вообще не включены в список социальных наук, которым должны обучаться дети в рамках социального и гражданского обучения в начальной школе (стр. 25). Согласно документу, с 1 по 6 класс учащиеся обучаются основам экономики, политики, права, психологии, религии и истории Латвии, а с 7 по 9 класс – экономике, политике, праву, психологии и религии. СМИ нигде не фигурируют. То же самое относится и к ожидаемым результатам, которые должны быть достигнуты в ходе приобретения школьного образования в социальной и политической областях.

Схожая ситуация наблюдается и в отношении средней школы. Там на базовом уровне планируется изучать основы истории, экономики, политики, права, философии, религии, психологии и даже навыки управления своими финансами, но только не медиаграмотность и не медиасистемы!

Получается, что, не найдя в школьном учебном плане места для медиа, в Латвии изобрели новый «уникальный» подход, согласно которому СМИ и медиаграмотнось в современном обществе не так уж и важны. Во всяком случае, не настолько, чтобы выделять их в отдельную категорию.

Оригинал статьи на латышском языке и в более подробном изложении находится здесь

Фотография: Jeff Peterson / Flickr CC: The face of engagement. Working from day one on building better cyber citizens… (License terms: https://creativecommons.org/licenses/by/2.0/)

Print Friendly, PDF & Email

Теги:, , , , , , , ,

Send this to a friend