Общественные СМИ не должны быть инструментом. Часть 2

Январь 24, 2018 • Медиа и политика, Медиаэкономика, Наши новые статьи, Этика и качество • by

 

Фотография: pixabay.com

Эта статья является продолжением материала, опубликованного здесь 

Необходима ясность в вопросах ответственности органов управления

Модель управления общественными СМИ в законопроекте сформулирована очень неясно – это касается и функций Правления общественного электронного СМИ и, прежде всего, ответственности за исполнение этих функций. В пунктах, посвященных Правлению, говорится лишь, что данный орган, состоящий из одного члена, осуществляет «административное управление». Никакие другие области ответственности не упоминаются вовсе. Но если функции управляющего органа (Правления) предприятий не ясны, кто тогда будет нести основную ответственность за деятельность этих предприятий, особенно в сфере осуществления общественного заказа?

В пунктах, посвященных процедуре общественного заказа, конкретные задачи упоминаются только в отношении Совета по общественным электронным СМИ. И тут возникает вопрос о профессиональном потенциале Совета и ресурсах для выполнения этих задач, ведь известно, что зарплата у членов Правления намного выше, чем у членов Совета, к тому же у Совета как у учреждения серьезно ограничены ресурсы. Несмотря на все это, предполагается, что члены Правления (генеральные директора) всего лишь подают в Совет предложения по плану общественного заказа, даже не касаясь вопросов бюджета.

К тому же, информация, относящаяся к годовому плану общественного заказа, не включает в себя использование интернет-СМИ и социальных сетей в медиа-среде, хотя оно стало ключевым в наши дни. Юридически, кстати, включение использования интернет-СМИ и социальных сетей не является самим собой разумеющимся, потому что концепция электронных СМИ, используемая в законопроекте, охватывает лишь радио и телевидение.

В пунктах, касающихся бюджета, не совсем понятно о каком бюджете идет речь – о бюджете общественных СМИ или о бюджете Совета?

В то же время, в законопроекте указывается, что для выполнения функций Совета по общественным электронным СМИ, в том числе для осуществления общественного заказа, необходимое финансирование должно быть предусмотрено в государственном бюджете. Также указано, что финансовыми ресурсами Совета распоряжается его председатель. Поскольку законопроект не предлагает более подробного описания процедуры регулирования, помимо вышесказанного, выходит, что ответственность за использование государственных дотаций налагается не на Правление общественными электронными СМИ, а на одно физическое лицо – председателя Совета.

Ясно, что в такой правовой конструкции, этот человек (председатель Совета) должен обладать божественными способностями. Снова встает вопрос, насколько неясность в области разделения функций и ответственности появляется в законопроекте неосознанно и неумышленно – особенно, беря во внимание недавний опыт освобождения от должности председателя Совета за то, что Совет (по сути коллегиальный орган), позволил двум медиакомпаниям отложить использование государственной дотации на следующий год, расходуя ее строго в соответствии с целью предоставления?

Риски политизированности Совета по общественным СМИ

Помимо модели финансирования, другим важнейшим элементом управления общественными СМИ является способ их мониторинга и создание неполитизированного, профессионального Совета по общественным медиа. В этом смысле в законопроекте существует ряд спорных вопросов.

Во-первых, законопроект предусматривает, что четыре члена Совета из девяти избираются парламентом, неопределенным, абстрактным образом «беря во внимание мнение оппозиции». Это значительно больше, чем треть членов Совета – норма о том, что количество представителей политической власти в таком органе не должно превышать третью часть от общего числа членов, существует, например, в Германии. На самом деле вполне было бы достаточно по одному представителю от правящей коалиции и от оппозиции. С другой стороны, следовало бы рассмотреть возможность того, что своего представителя в Совет выдвигает и президент, который, согласно Конституции, не несет политической ответственности.

Во-вторых, также непонятно, почему в вопросе назначения своих представителей (по одному от организации) законопроект предусматривает особые привилегии для социальных партнеров – Конфедерации работодателей Латвии и Конфедерации свободных профсоюзов Латвии? Ведь общественные СМИ не являются средством разрешения социально-экономических конфликтов и должны быть платформой для всех форм диалога с общественностью.

В-третьих, в соответствии с законопроектом, только для председателя Совета и двух его заместителей исполнение функций в Совете будет являться основным местом работы, что противоречит задачам и обязанностям данного органа.

В-четвертых, тот факт, что только четыре члена Совета, непосредственно избранные парламентом, имеют более или менее гарантированную политическую поддержку большинства парламента, повышает шансы представителей правящей коалиции занять должности председателя Совета и его заместителей, так как избрание на эти должности осуществляют сами члены Совета. Вместо этого, председатель Совета должен был бы избираться парламентом напрямую, чтобы он не был бы по статусу равен своим избирателям в Совете и мог бы требовать от них качественного исполнения их функций и обязанностей.

В-пятых, требования в вопросе компетенции членов Совета не обеспечивают необходимый профессиональный потенциал. Требования не должны быть слишком широкими, но они должны быть куда более конкретными в отношении необходимого опыта в медийной политике, социологии, юриспруденции, экономике и управлении.

С первой частью этой статьи можно ознакомиться здесь

Оригинал статьи на латышском языке и в более подробном изложении находится здесь

Фотография: pixabay.com

Print Friendly, PDF & Email

Теги:, , , , , , , , , , , ,

Send this to a friend