Интервью с журналистом-беженцем

Май 5, 2018 • Медиа и политика, Наши новые статьи, Свобода слова • by

Source: SarahTz / Flickr CC: Muzeon Park of Arts / Fallen Monument Park, Moscow (License terms: https://creativecommons.org/licenses/by/2.0/)

Средства массовой информации были и являются важным инструментом обеспечения устойчивого контроля над властью в демократических государствах и информирования общественности. С одной стороны, они обеспечивают необходимые сдержки и противовесы. Однако, с другой стороны, они могут стать инструментом манипуляции, распространения пропаганды и поддельных новостей. Согласно мнению ООН, журналистика имеет тенденцию стать одной из самых опасных профессий в мире. Эта тенденция побудила начать серию интервью с уязвимыми журналистами в изгнании.

Дениз Зенгин – одинокая мать троих детей, докторант, которая вынуждена была покинуть свою страну происхождения в поисках безопасности в Европе и теперь находится под международной защитой, имея статус беженца.

— Чем вы занимались в своей стране и почему Вам пришлось искать убежище?

Я из Турции, и я работала обозревателем в новостной газете «Millet» («Нация»). Наша новостная газета была захвачена государством, и мы стали безработными. Когда началось расследование против одного из наших коллег, который был просто журналистом, как и мы, я решила последовать за своими другими коллегами и оставить страну, осознавая, что правосудия нет, и никакого судебного разбирательства не будет. В противном случае мы могли бы оказаться под арестом на многие годы, по крайней мере до суда в условиях чрезвычайного положения, которое длиться уже два года.

— Где вы сейчас и как изменилась ваша журналистская жизнь?

Я в Финляндии. Я находилась в лагере для беженцев более 11 месяцев. После того, как мне был предоставлен статус беженца, я переехала в арендованное жилье. В настоящее время я работаю на общественных началах в качестве главного редактора онлайн-сайта новостей «Yenihamle». В Турции доступ к разным источникам информации значительно ограничен. Я пытаюсь писать о реальных событиях в Турции, и наш подход состоит в том, чтобы находить жертв нынешнего режима, делать с ними интервью и знакомить с этими интервью более широкую аудиторию. Наши истории касаются всех, кто страдает от нынешнего правительства. У нас нет печатных издательских возможностей, и поэтому мы пытаемся поднять наш голос в Интернете и посредством социальных сетей.

— Что бы вы сказали о свободе прессы в Финляндии?

В Турции средства массовой информации являются инструментом политической власти. Медиа-компания должна быть либо государственной, либо не существовать вовсе. Я выбрала Финляндию, потому что это одна из самых свободных стран для журналистов. В плане свободы прессы существует несомненная разница между Турцией и Финляндией. В Финляндии журналисты могут задавать вопросы, выпускать новости и не опасаться преследований.

Дениз счастлива, что она в Финляндии, но ее беспокоит судьба журналистов в Турции. Комитет по защите журналистов Committee to Protect Journalists (CPJ) утверждает, что в Турции за решеткой в 2017 году находилось 73 журналиста, а в 2016 году – 81 журналист. Десятки людей по-прежнему подвергаются судебному разбирательству, и свежие аресты происходят регулярно.

Другие организации по свободе прессы, использующие другую методологию, имеют еще более высокие показатели. Массивная чистка в журналистской среде уменьшает плюрализм в стране – в результате работают несколько изданий с низким тиражом и целенаправленными публикациями. В настоящее время Турция является крупнейшей в мире тюрьмой для журналистов: представители прессы часто проводят более года в тюрьме до суда, при этом длительные тюремные заключения становятся новой нормой – в некоторых случаях журналисты приговорены к пожизненному заключению без возможности помилования. Задержанные журналисты и ликвидированные СМИ лишены возможностей какого-либо юридического противостояния. Верховенство закона – это забытая категория при нынешнем всесильном президенте. Даже конституционные судебные решения больше не применяются автоматически. Цензура веб-сайтов и социальных медиа также достигла беспрецедентных объемов. В своем Всемирном рейтинге свободы печати за 2018 год «Репортеры без границ» поставили Турцию в области свободы прессы на 157 место среди 180 стран.

Последствия массовой чистки журналистов в Турции ужасают. По словам Дениз, в последние два года в Финляндию от турецких граждан поступило около 200 заявлений о предоставлении убежища, 70% из которых уже получили статус беженца, а остальные ждут решения. В последние два года Германия, Швеция, Норвегия, Бельгия и Австрия получили самое большое количество заявлений о предоставлении убежища от турецких граждан. По словам представителя одной из неправительственных организаций, занимающейся в Литве процессом интеграции иммигрантов, в Литву также подано 17 заявлений, на основании которых 13 человек получили статус беженца через три месяца, и четыре заявления еще рассматриваются. По информации Управления по делам гражданства и миграции Латвийской Республики, 14 из 14 заявлений от турецких граждан в Латвии были удовлетворены, присвоив заявителям статус беженца.

Большинство турецких беженцев, которые в последние два года бежали в Европу, пытаются изучить местный язык и интегрироваться, чтобы иметь возможность продолжать работать по своей профессии, особенно в сфере журналистики. Несомненно, что эта тенденция будет только усиливаться, если не произойдет серьезных изменений в Турции. Пока такие изменения не прогнозируются.

Фотография: SarahTz / Flickr CC: Muzeon Park of Arts / Fallen Monument Park, Moscow (License terms: https://creativecommons.org/licenses/by/2.0/)

Print Friendly, PDF & Email

Теги:, , , , , , , , , ,

Send this to a friend