Пропаганда, углубляющая пропасть во взаимопонимании: результаты мониторинга

Август 1, 2017 • Медиа и политика, Наши новые статьи, Последние, Этика и качество • by

Source: Chris Brown / Flickr CC: Television (License terms: https://creativecommons.org/licenses/by-sa/2.0/)

Данная публикация является продолжением статьи о ситуации в Армении с точки зрения влияния российских СМИ и заключительной в цикле статей по материалам дискуссии «Угрозы распространения российской дезинформации в странах Южного Кавказа». Также, как и в предыдущей статье, предлагаемый материал опирается на доклад Сурена Дегеряна, главного редактора Ampop.am.

Сурен Дегерян. Автор фотографии: Ираклий Чихладзе

Мониторинг «Пропаганда, углубляющая пропасть во взаимопонимании» проведенный в 2016 году среди СМИ стран Восточного партнерства (ВП) и России был сосредоточен на отслеживании и определении потенциального влияния российской пропаганды на местную аудиторию, условно говоря, «странствующих» пропагандистских месседжей (стереотипов, нарративов), часто попадающих в информационное пространство, в том числе в СМИ стран Восточного партнерства именно из федеральных каналов России или под влиянием их контента.

Мониторингом были выявлены 44 наиболее широко распространенных месседжей, особо актуальных в период проведения исследования. Например – «Политика Евросоюза полностью зависит от США», или «Антироссийские настроения в Армении проплачены Западом», или «Благополучное будущее Украины и других стран Восточного партнерства возможно только в союзе с Россией». Не углубляясь в подробности мониторинга, отметим, что 5 из 44 месседжей были самыми распространенными и оказались среди «лидеров» в более чем одной стране, СМИ которых были исследованы. Наиболее распространенным оказался месседж «Евросоюзу приходит конец». Он вошел в четверку лидеров в СМИ как во всех шести странах ВП, так и в России. Два месседжа попали в лидирующую четверку исследованных СМИ трех стран ВП: «Благополучное будущее Украины и других стран Восточного партнерства возможно только в союзе с Россией (в рамках ЕАЭС)» в Беларуси озвучивался 126 раз, в Армении — 22, в Молдове — 14. Всего в шести странах ВП этот месседж повторился 171 раз (167 раз — поддержан самими авторами материалов и по 2 раза — отвергнут или озвучен нейтрально). Этот же месседж в СМИ России озвучивался реже, чем в странах ВП, то есть, для российской аудитории он представлял меньшую важность.

Как отмечается в мониторинге, альтернативный контент, способный сбалансировать влияние российских телеканалов по ключевым проблемам, национальные СМИ не обеспечивают. Ведущим телеканалам, имеющим сопоставимые с российскими аудитории, в той или иной степени присуща скованность при освещении противоречивых внешнеполитических проблем.

Рассмотрим также примеры освещения событий Армении российскими, особенно федеральными каналами. Например, в июне 2015 года, в Ереване начались круглосуточные акции протеста против повышения цен на электроэнергию, которая среди демонстрантов получила название «Электрик Ереван». В то время ЗАО «Электрические сети Армении» были собственностью российской группы ИНТЕР РАО ЕЭС. Многотысячная толпа переместилась с ереванской площади Свободы на проспект Баграмяна, где расположены правительственные здания, протестанты объявили сидячую забастовку, которая через сутки была разогнана полицией. Это стало причиной для более мощной демонстрации. Освещение российскими СМИ событий «Электрик Ереван» имело такой же подход, как и в Украине в 2014 году. Опять же в репортажах российских СМИ, посвященных протестам в Ереване, указывали на заговор Запада, подчеркивая связи западных доноров с протестным движением и влиянии на него. Упоминались Государственное агентство развития США, Национальный фонд демократии США, фонд Сороса, а также немецкие фонды. В выступлениях российских источников заявлялось, что события в Армении «один в один» повторяют украинский Майдан, которыми «управляют» США. Были моменты, когда сами участники демонстрации отказывались давать интервью федеральным каналам, а в целом российским журналистам было очень некомфортно работать с места событий, из-за низкого уровня доверия к тем каналам, которые они представляли.

Однако вскоре этот подход освещения был резко изменен. В частности, через год после «Электрик Ереван», в июле 2016 года, когда группа из 30 вооруженных людей захватила полицейский участок в одном из районов Еревана, мотивируя свои действия политическими убеждениями и требуя отставки властей.  Две недели в столице сохранялась напряженная ситуация. Тысячи людей собирались на улице недалеко от полицейского участка, район был полностью оцеплен полицией и перекрыт полицейских кордонами. Демонстранты требовали решения проблемы путем переговоров, но никак не путем штурма участка. Из-за провокаций произошло несколько серьёзных столкновений между демонстрантами и полицейскими, в результате чего были задержаны сотни граждан и ранены десятки человек с обеих сторон. Освещение этих событий российскими СМИ на этот раз было довольно сдержанным. Например, в репортажах звучали такие формулировки как «группа боевиков», «радикальная оппозиция» или «вооруженные группы». Отсутствовали репортажи, где было бы озвучен термин «террористы». В одном из репортажей даже отмечалось, что демонстрации имеют мирные намерения. Но параллельно этому некоторые российские пользователи соцсетей, особенно из круга экспертов, в своих постах опять же использовали формулировки «Армянский майдан», «след запада» и т.д. СМИ же были намного сдержаннее, а репортажи никак нельзя было сравнить с теми, которые выпускались годом раньше. Этом отмечалось в одном из исследований и предполагалось, что в Кремле, наверное, поняли, что, поддерживая только правительство данных стран, существует серьезный риск потерять влияние на общественность этих стран.

Эдита Бадасян, специально для EJO

Фотография: Chris Brown / Flickr CC: Television (License terms: https://creativecommons.org/licenses/by-sa/2.0/)

Print Friendly

Теги:, , , , , ,

Send this to friend